Из истории художественной росписи тканей

Инженерная графика
Сборочный чертеж и спецификация
Обозначение материалов
Построение лекальных кривых

Правила нанесения размеров

Геометрические построения
Позиционные задачи
История искусства
Французский стиль в русской архитектуре
Романский стиль
Искусство Барокко
Средневековая готика
Архитектура русского классицизма
Художественная роспись тканей
Японские мотивы в тканях модерна
Холодный батик

Для воспроизведения мелких узоров в конце XVIII — начале XIX в. были несколько усовершенствованы набойные доски. В них вставляли сделанные из медной латуни отдельные тончайшие деалп рисунка, вбивали гвоздики для точечных разработок фона п узора (рис. 3,4). Применение медных вставок увеличило возможности художественного оформления топких льняных и особенно хлопчатобумажных тканей, которые по самой фактуре требовали более изящных рисунков. Чувство материала свойственно настоящим мастерам — авторам любого вида изделий декоративноприкладного искусства. Поэтому употребление тонких хлопчатобумажных тканей под набнвку стимулировало поиски новых усовершенствований в орудиях производства, которыми возможно было бы воспроизводить соответсгпутощп*' .тмчу материалу узоры.

Из старинных преданий известно, что в периоде 1793 по 1798 г. был особенно распространен на ситцевых ивановских мануфактурах способ «расцветки» — раскрашивания некоторых участков узора от руки кисточкой спиртовыми красками. На крупных мануфактурах при выпуске качественных ситцев кисточкой подкрашивали и исправляли дефекты ручной набивкн. Здесь же этот прием распространился на раскраску целых частей узора. Свободная кштевая роспись делала узоры особенно живыми (см. цв. вкл., с. 10). Она выявляла объемность цветочных и растительных форм, причем от руки невозможно было воспроизвести детали раскраски с точностью машины, поэтому каждый цветок был оригинален, что увеличивало художественный эффект узора. На платке мануфактуры И.И. Кабина доской набиты контуры узора н сетчатый фон каймы платка, объемность же растительных форм выявлена расцветкой кистевыми мазками красной спиртовой краской. Тот же прием повюрен на другой ткани, где контуры растительного узора с точечными разделками листьев набиты доской, а грушевидпые фигуры подкрашены от руки кисточкой. Этой работой на мануфактурах занимались преимущественно женщины н девочки.

Важную роль в художественном оформлении тканей играли красители. До внедрения искусственных красок в 70е гг. XIX и. в течение почти целого столетия на ситценабивных ивановских предприятиях, как и в других районах ситценабивного производства, использовались растительные и минеральные краски. Основными красителями были корень растения марены и индиго, шкже растительной» происхождения. Они сьпрали большую роль в красильном деле. Молодой корень марены — «крап» н экстракты из него — «гарапсин» давали с различными прот ранами преПОСХОДные прочные краски с оттенкам и от кирпич иокрасного, фиолетового до густокоричневого и черного. Особенность этих красок была в неповторимой мягкости тонов, которые даже в koi гграстнрующем сочетании производили эффект гармоничной расцветки. Эти цвета шнгюко использовались в красочной палитре наситцах в конце XVIII и во всей первой половине XIX в. Широко применялась также краска индиго, которая давала с закрепителями оттенки от светлоголубого до темносинего.


Технология крашения ими былатолько крупным предприятиям с усовершенствованными приспособлениями для приготовления красок и набором различных материалов для их закрепления, но и мелким товаропроизводителем, которые, не обладая специальным оборудованием, заваривали краски с закрепами в простых горшках, отчего и получили названия горшечников. Более дешевые краски синего и красного цвета получались из сандалового дерева, но они были менее простыми. Для получения желтого цвета употреблялся кверцитрон, добывавшийся из коры красильного дуба, из персидской груши получали краску желтозеленого цвета. Применялись также минеральные краски: охра — для желтого и лазурь — для голубого цвета. В перечне красильных материалов одной из крупных мануфактур фабриканта С. Пошлина в Шуе в 1828 г. имеются следующие вещества: крап голландский (молотая марена), кверцитрон, индиго, сандал красный и синий, в качестве протрав и дубильных вещее iii упоминаю гея квасцы, чернильные орешки, масловптриольные (серная кислота), марганец, камель, сахарум сатурин (свинцовый сахар).

Без изучения старинной набойки, без постижении ее декоративных возможностей и закономерностей невозможно овладеть современным искусством украшения тканей.

Первые попытки создания нового советского набивного рисунка были довольно робки и шли по пути введения элементов советской символики — серп и молот (рис. 5), пятиконечная звезда (рис. 6) и т. д. — в традиционный растительный орнамент. Ткани с подобным рисунком были обычно неброски, с небольшим раппортом и гладкими фонами. Разрабатывая их, художники стремились к связи с современностью, ими руководило желание приобщаться в своем творчестве к новой жизни, активно выражать ее тенденции. Мысль о практическом использовании этих тканей в одежде нх занимала мало. Изучение спроса показало, что потребители, особенно в сельских районах, более благосклонно относились к цветочным узорам, нежели к рисункам на новые общественные темы.

После обследования текстильных предприятий в ИвановоВознесеноке в марте 1923 г. на общем заседании был сделан доклад о состоянии текстильного производства. Основное внимание уделялось эстетической стороне ситцепечатания, т. е. вопросам художественного оформления. Художникам

 


предлагали начать активную работу на производстве, связывая возможность обновления текстиля с притоком новых, молодых сил. Первыми на это откликнулись художники Л. Попова, В. Степанова, Л. Маяковская. В их тканях все ритмические разработки очень четкие, огромную активность приобретает цвет, заключенный в простые геометрические обрамления — круг или квадрат. Многие работы этих художниц слишком резки, тяжеловаты или математически сухи, «сделаны циркулем и линейкой», как говорили сами авторы. Эти ткани вошли в историю текстиля как «первая советская мода» (рис.7,8,9,10, И, 12,13).


Видную роль в искусстве текстиля 20х гг. играла Л. Маяковская, работавшая на «Трехгорной мануфактуре». Она прошла большую и серьезную подготовку не юлько как художник, но и как


технолог. Л Маяковской принадлежит изобретение усовершенствованного аэрографа — особою пульверизатора, распыляющего краску. В технике аэрографии Л. Маяковская выполняла всевозможные геометрические узоры, но, в отличие от резких и четко очерченных контуров в рисунках Поповой и Степановой, ее ткани были более приглушенных тонов, с мягкими, плавными переходами от одного цвета к другому, с расплывающимся, как бы тающим контуром (рис. 14, 15).

На главную